Погода в Райчихинске

Завитинск и его жители

Цепенко«Любовь к отеческим гробам, любовь к родному пепелищу»

Цитируя Пушкина, хозяйка и задала основную тему нашей беседы. Вот уж более двадцати лет живут в Завитинске супруги Цепенко – Андрей Пантелеевич и Эльвира Васильевна. Однако именно воспоминания о былых годах, прожитых в родной и любимой Иннокентьевке, заметно оживили моих собеседников.

Роман случился в сельской школе

Вернувшись из армии в 54-м, молодой Андрей устроился в иннокентьевскую школу физруком. Учил детей быть сильными и ловкими, а сам между тем к учительнице местной присматривался. Директором школы тогда был её отец. Вскоре и сама Эльвира Васильевна сменила папу на ответственном посту. Однажды физрук набрался смелости и пригласил молодую директрису в кино. Закрутился служебный роман, и молодые, спустя время, поженились.

 За нескучной жизнью, полной активной деятельности, пролетели незаметно годы. И вот уж не за горами день, когда за праздничным семейным столом соберутся дети и внуки, чтобы отметить их бриллиантовую свадьбу.

И дел дорожных мастер, и партии герой…

Недолго Андрей Пантелеевич в физруках задержался. Проработав с детьми лишь три года, поехал учиться в иркутскую школу дорожных мастеров. А после этого почти полсотни лет с 58-го по 2006 год обслуживал дороги на Благовещенск и Райчихинск, двенадцать сельских дорог, трудясь в Завитинском дорожном управлении то мастером, то начальником иннокентьевского участка.

«Трудностей хватало хоть летом, хоть зимой. Помню, ливень прошёл, два моста смыло. Восстанавливали их двое суток. А зимой однажды такая пурга была! Замело пять километров. Полночи расчищали дороги от снега. И что обидно, едем обратно, а уж всё по новой замело. Хорошо в машине будка была с печкой и дровами, булка хлеба, да сала кусок. Не померли, справились», -  с улыбкой теперь вспоминает Андрей Пантелеевич и добавляет: «А вообще, работа интересная, на одном месте, как бухгалтер не сидишь. Сегодня на Подоловке, завтра на Албазинке, или ещё где. Всегда в движении. Дорога нас и кормила». И так до самой пенсии, пока жили в Иннокентьевке. Но и после, уже в Завитинске, бывалый дорожный умелец бока пролёживать не стал и дело любимое продолжил лет так это на…пятнадцать. Бесспорный «Ветеран труда» не раз отмечался Амурупрадором почётными грамотами, но особенно дорого ему и ценно полученное тридцать лет назад звание «Почётный дорожник РФ».

Однако одними лишь дорогами Андрей Пантелеевич не ограничивался. В депутатском кресле рьяно отстаивал интересы своих односельчан как зампредседателя сельсовета. Это, впрочем, не оставалось незамеченным наверху.

«Приятно, когда видят, приятно, когда ценят. Получить грамоту и книгу “Амур-батюшка” за хорошую работу в сельсовете было большой честью», - заявил бывший народный избранник.

Ну и, конечно же, энергичному и активному деятелю в советские времена без партии никак. Долгие годы, до самого её роспуска, как секретарь парторганизации Андрей Пантелеевич усердно пытался направлять деятельность коммунистов своего родного дорожного управления – чтоб трудились хорошо, чтоб план выполняли, не были пассивными в жизни трудового коллектива. 

Ну а всё  это время на своём поприще бурную деятельность школьного директора, учителя, худрука и коммуниста одновременно разворачивала и Эльвира Васильевна.

Свой вклад в развитие села она внесла немалый

Её целеустремлённость заметили ещё в педучилище, где Эльвира когда-то училась. Многих удивила тогда девушка, вступив в партию в двадцать лет. Уже в родной Иннокентьевке необузданная энергия молодой учительницы русского и литературы не знала границ. Похоже, известный лозунг советских времён «Мы наш, мы новый мир построим!», Эльвира воплощала в жизнь, как могла.

«Среди коммунистов организовывались тогда политкружки разные. Они помогали моим односельчанам быть в курсе политической, экономической и культурной жизни страны. Восемь лет я была пропагандистом новых ценностей и агитатором за политические лозунги дня. В то время постоянно проводились политинформации и в школах, и в трудовых коллективах. Народ должен был быть политически подкованным. Один раз в месяц учителя читали лекции на фермах. Да, кипела жизнь в селе…», - поделилась воспоминаниями хозяйка.

Не удивительно, что спустя время, руководство сельской школой доверили Эльвире Васильевне. К тому времени она уже заочно обучалась в пединституте. Призналась в беседе, что нелегко было управлять сразу двумя коллективами – учителей и учеников. О том, что справилась, говорят заслуги. Её по праву удостоили чести носить знак «Отличник просвещения РСФСР». Почти сорок лет отдала она любимой школе. И, к слову говоря, младшая дочь семьи Цепенко Ольга пошла по стопам матери, с разницей лишь, что преподаёт не русский и литературу, а физику и математику, и не в Иннокентьевке, а в Возжаевке.

«Учитель – работа интересная, наверно, интересней, чем другие. Но и не менее ответственная. Я как-то возила детей из пришкольного лагеря в Поярково на теплоходе прокатиться. Представьте, дети на воде! Я от волнения и спокойствия ради  посадила их в трюм. Ну, где уж там! Это ж дети. Им же везде нужно лезть… Или, вот возила своих сорванцов на детскую железную дорогу в Свободный. С одной стороны интересно, а с другой? Глаз, да глаз за ними… Зато в зарницу с ребятишками с удовольствием играли, да по снежным сопкам лазили. Ну не здорово ли? А вот практиканты не выдерживали на селе, да и особо-то не рвались сюда».

Вспомнила Эльвира Васильевна и то, как засиживалась в школе допоздна, занимаясь с детьми дополнительно.

«Бывало, при рабочем дне до 6 часов, домой только в 8 приходила. Как то замешкалась, все уже разошлись. Попросила одного мальчика пока не убегать, страшновато всё-таки. Так он маме своей потом c с гордостью заявил: “Я Эльвиру Васильевну охранял”…».

Слово за слово и выяснилось ещё кое-что. Наша героиня оказывается из семьи, где умели и любили петь. Не могла не применить она и этот свой талант. Десять лет вела детский хор в Иннокентьевке. Как-то даже первое место заняли на творческой олимпиаде в Завитинске. А позже и женский певческий коллектив организовала.

Уже будучи на пенсии, по приезду в Завитинск, где дорожное управление выделило супругам квартиру, Эльвира Васильевна, как и муж не пристрастилась к праздному образу жизни, просиживая время на скамеечке. Тут же устроилась библиотекарем в райкоме партии и ещё восемь лет проработала там. Сельская закалка, активная жизненная позиция не позволяли уже немолодой женщине ограничиться дачей, да сериалами.

«Как партию распустили, сразу же устроилась соцработником и до 70 лет носилась днями с сумками. Тому печку топить, того из ложечки кормить, огород садить, мыть и стирать…», - вспоминает Эльвира Васильевна свою неугомонную жизнь в городе.

О том селе грустят супруги и часто дом свой вспоминают…

Распевали про любимые да последние деньки: «Ты прощай, село родимое, тёмна роща и пеньки». Думаю, эти строки точно отражают чувства уже немолодых людей, покидающих свой домик в деревне.

С блеском в глазах говорили мои собеседники о прожитых в Иннокентьевке годах. Для Андрея Пантелеевича переезд в город оказался менее болезненным. Ведь он так и продолжал трудиться на дорожном участке в Иннокентьевке. Пятнадцать лет ездил туда с Завитинска, те же дороги обслуживал мастер. А вот супруге к таким переменам пришлось долго привыкать.

«Когда приехали в город, жена моя неделю есть не могла, ком к горлу подступал. Очень скучала по селу, по дому нашему деревенскому», - поделился воспоминаниями Андрей Пантелеевич.

Сейчас, пожалуй, лучшим напоминанием их сельской жизни стал огород рядом с домом. Там-то супруги и любят проводить много времени.

Стремление молодых, умных, дерзких (в хорошем смысле), мечтающих людей в город - это нормальное явление, и происходит такое по всему миру. Может, просто потому, что не знали жизни, где самый чистый воздух, где утром ранним будят петухи, где соседи, как одна большая семья. А может, что всё сейчас совсем не так…?

Людмила ШАНДРА

Фото автора

 Заселение Приамурья взяло свое начало еще в середине 19 века. Дальний Восток состоял из Амурской и Приморской губерний. Далее деление области шло на волости.

Одной из таких волостей была Завитинская, получившая своё название от реки Завитой. Территория волости занимала по теперешнему административному делению области районы Завитинский, Бурейский и Михайловский, территорию города Райчихинска. По состоянию на 1894 год в волости было 20 поселений и все исключительно по берегам рек и речушек: Завитой – 7, Диму – 3, Райчихе – 1, Половинке -1, Харь – Бирарь – 1, Бурее – 1. Вот названия этих поселений: Борисоглебка, Ильиновка, Крутиловка, Коршуновка, Красный Яр, Михайловка, Петропавловка, Вознесеновка, Райчиха, Кулустай, Куликовка, Домикан, Малиновка, Каменка, Бахирево, Киселевка, Аркади-Семеновка. На тот период в этих 20 деревнях насчитывалось 686 дворов в деревянном исполнении. Жителей в волости проживало 5540 человек.

На обживаемых местах крестьяне занимались производством всего того, что необходимо было для жизни человека, а это – жилье, продукты питания, одежда.

Процесс переселения в область ежегодно был непрерывным, и год от года на карте области появлялись, в том числе и Завитинской волости, все новые и новые поселения, а к началу 20 века этот процесс переместился в основном в северные районы области: район строительства магистрали Транссиба и севернее его.

Насыщенности населения волости увеличивалась в связи с переселением и встала необходимость в ее разукреплении. 20 октября 1912 года «Распоряжением Приамурского генерал-губернатора Завитинская волость разделена на Завитинскую и Валуевскую».

Процесс разукрепления волостей в области продолжался и далее в связи с увеличением числа как самих жителей, так и поселений. Впоследствии из со става Завитинской волости выделились Михайловская, а из Валуевской - Бурейская. Волостное деление области сохранялось еще некоторое время при установлении советской власти в Приамурье, а начиная с 1922-23 годов волости были заменены на сельские и поселковые Советы. В 1923 г. в подчинении Волуевского сельсовета остались поселения: Валуево, Бессарабка, Чернова Горка – сельские поселения и станция Дея с двумя железнодорожными казармами в западном и восточном направлении от неё по Трансибу.

В связи с бурным развитием Райчихинского угольного месторождения, его города и посёлков в середине 20 века главным поставщиком рабочей силы ему стали ближайшие сёла области. Только из одного села Волуево выехали сюда на постоянное место жительства и внесли свой вклад трудом в его строительство и процветание многие семьи и в том числе такие: Анашковы, Верянские, Даниловы, Угрюмовы, Незнамовы, Морар, Михайловы, Матушевич, Хованские, Косован, Фурман, Одинец и другие.

Город Завитинск своим образованием тесно связан со строительством Транссиба на восток, а в пределах Амурской области – Амурской железной дороги. Характерной чертой тех лет, наряду с прокладкой рельсов для движения транспорта было создание инфраструктуры для обеспечения деятельности этого транспорта. Депо, станция, школа, больницы, клуб, библиотека, дедсад, баня, стадион и жилой фонд – всё это сохранилось и до наших дней на станции Завитая. Изначально не хватало только электрического освещения, а потому оно было лампово-керосиновым и свечным.

План сплошной электрификации страны, хотя и намного позже, но все-таки докатился до окраин дальнего Востока. В числе объектов железнодорожного транспорта в поселке Завитая появилась и железнодорожная электростанция – скромное каменное здание, на фасаде которого со стороны железнодорожных путей были выложены дата строительства и барельеф В.И. Ленина. Железнодорожная электростанция, вырабатывающая электрический ток, стала сердцем посёлка. По «артериям» линий электропередач невидимый глазу ток стал поступать на объекты промышленности, и «лампочка Ильича», как тогда называли ее, загорелась в квартирах и домах завитинцев. А еще одной примечательностью станции был её паровозный гудок – своеобразные часы города, извещавшие о начале и конце рабочего дня, обеденном перерыве. Электрификация всей страны набирала год от года небывалую мощь. Первая электролиния специального назначения на строительство мощного военного аэродрома была протянута в 1958 году. Чуть позже был электрифицирован и весь город. Надобность в содержании электростанции отпала, она на некоторое время была законсервирована.

Хорошо ли, плохо ли, но город постепенно строился. Современное строительство требовало и современного вида отопления. И вот вспомнили о здании бывшей электростанции и решили его использовать в качестве котельной. Сначала там было установлено два паровых котла. Постепенно котельная, в связи с ростом объёмов строительства, набирала свою мощность. В настоящее время в ней установлено семь паровозных котлов. Зимой работают до пяти котлов, а летом, по окончании отопительного сезона, - один, снабжающий население горячей водой. Сердце железнодорожного массива продолжает биться, но теперь уже в новом ритме. «Пульс» ровный, четкий. Как заметил ветеран труда Н.А. Самоваров, особых жалоб и нареканий со стороны населения на работу котельной нет, хотя на предприятии существуют и трудности. Хозяйство само по себе огромное, особенно теплосети. Они постоянно нуждаются в ремонте и замене новыми.

Сегодня (1999год!) предприятие испытывает нужду во всякого рода вентилях, задвижках, трубах. Работой котельной, в которой трудится 55 человек, руководит мастер П.В. Простакишин. Он и его коллеги: И.Н. Самаров, Ю.К. Зайцев, В.И. Конозобкин, Н.И. Лысяк, Н.И. Данилов, В.В. Чуприн, А.И. Битюков работают долгие годы на предприятии и являются гордостью коллектива.

И сегодня, в столь трудное для всех время, хочется пожелать коллективу котельной успешной работы и счастливого будущего.

Краевед Сергей Данилов

1999 год

Софья Петровна«Наша Софья Петровна», - так уважительно и ласково называют её  соседи, причём,  не только взрослые, но и дети. Не «баба Соня», как это обычно принято среди проживших в одном дворе много-много лет и ставших почти родными, а именно по имени – отчеству. И в этом совершенно  нет холодка отчуждения. Просто есть в облике и жизни Софьи Петровны Лисовской то, что невольно побуждает людей обращаться к ней именно так, не теряя при этом искренней душевности простого человеческого общения…

Её  абсолютно естественная природная скромность едва не стала причиной срыва журналистского задания: «Ну, вот, что это вы надумали про меня писать, я жила и живу самой обычной жизнью, даже не знаю, о чём вам и рассказывать». Примерно так начался наш разговор за столом  в уютной кухне накануне Международного женского дня. Но слово за слово разговор наладился, и я с удивлением узнал, что сидящей напротив меня женщине скоро уже исполнится….Даже говорить не буду сколько, скажу лишь, что на вид ей лет на 20 меньше. Добавлю, что удивляться мне тогда пришлось ещё не раз, ведь Софья Петровна не только медицинская сестра с  более чем 40 – летним стажем, она ещё и заслуженный донор Амурской области и России, сдавшая 20 килограммов крови, которые наверняка спасли не одну жизнь.  Не обошла её стороной и война. Впрочем,  обо всём по порядку…

О детстве Софья Петровна  рассказывает просто:  «Родилась в селе Валуево,  семья была большая – 9 детей.  А с нами жили ещё дедушка и бабушка, приехавшие в своё время из Полтавской области.  Когда закончила 4 класса местной начальной школы, мама отвезла меня в Завитинск к моему брату, который работал на станции путейцем. Он и устроил меня в железнодорожную десятилетку, куда попасть было не так -  то просто. Специально для меня сняли жильё с хозяйкой, а так как денег, конечно, не было, мама с ней рассчитывалась картошкой. А мне наморозит борща,  привезёт, вот и еда. Я его на печку поставлю, чтоб согрелся, и прошу хозяйку – вы отодвиньте потом, чтобы не выкипел… Да куда уж, прихожу, а там одна картошка осталась…

Учиться мне нравилось, класс был дружный и для тогдашней десятилетки большой-32 человека. Вот так мы в 1942 после выпуска по фронтам и разъехались – мальчишки на Запад, а девчонки на Восток. Я попала в Хабаровск в войска ПВО – три года охраняли от возможных японских налётов мост через Амур. Из книг и фильмов, наверное, знаете, что такое аэростаты воздушного ограждения? Вот в расчёте одного из них я и была. Когда в августе 1945 началась война с Японией, нас подняли по тревоге и в Манчжурию, но до фронта мы не доехали – всё там закончилось быстро. Эшелон три дня простоял на станции, а потом нас – женский личный состав – демобилизовали.  А три брата погибли – один уже на  Дальневосточном фронте. А двое других в борьбе с фашистами…Вернулась я домой в Валуево, побыла там немного  - и в Завитинск.Годы войны

Сначала устроилась секретарём в прокуратуру. Тогда ведь с 10-ю классами везде охотно брали. Очень хотела в институт поступить, связанный с морфлотом, но не нашлось рядом никого,  кто  бы меня, как говорят, вовремя подтолкнул. Потом  пошла на почту. Встретила офицера, вышла замуж…» С фотографии на меня смотрел бравый красавец в форме, едва ли бы какое женское сердце устояло… «Уехали в Хабаровск, там он службу и закончил. Сам он из Феодоссии, туда и уехал, сказал -  как обустроюсь – приезжай. А куда я поеду, у меня ведь вся родня здесь…так и расстались» Признаюсь, не удержался от вопроса – неужто не звал к себе? «Звал, конечно, но как-то не очень настойчиво по – моему», -  ответила Софья Петровна. Больше судьбу ни с кем не связывала, думала, что все предатели (улыбается).

«В 1956 в Завитинске организовали двухгодичные медицинские курсы,  которые я и закончила. Кроме специальных, там преподавали и общеобразовательные предметы.  Вот так в 58 –ом я и попала наша героиня  в хирургическое  отделение  районной  больницы, где и  трудилась до 1998 года. За это время ЦРБ сменила три места «жительства», изменилась до неузнаваемости, а присутствие Софьи Петровны было неизменным.  Первое своё дежурство помню, как сейчас. боюсь, дрожу. А тут в  конце дня привезли двоих после аварии – одного сразу в морг,  а второго к нам. Весь в крови, во рту земля…хлористый ему нужно было делать, а страшно – с курсов знала,  что  укол-то сложный. Но ничего, справилась, только его всё равно спасти не удалось – слишком тяжёлые травмы получил. Прошло пять лет, и Софью Петровну перевели в процедурный, а потом в физиокабинет.  «Раньше дружно жили, бывало, пошлют в колхоз на картошку, так там мы все за одним столом кушали – и врачи, и медсёстры, и санитарки. Главврач спирта для аппетита нальёт, и порядок»  - , смеётся она. «С учёбой я не расставалась. Послали меня на 3 месяца в Благовещенск на курсы, когда открывали «физио» в Завитинске.

Всякое бывало, часто возила тяжелобольных. Помню, как мужчину с онкологией принимать не хотели, так я пригрозила,  что в обком партии пойду…Взяли. Не забуду дорогу в дом престарелых, неподалёку от тамбовского совхоза «Партизан». Путь, вроде, показали, едем – едем, уже темнеет, зимой это быстро, как вдруг: «Стой, кто едет?!». Оказалось, что прямо к  пограничникам  занесло. Спрашиваю  у часового,  где тут дом престарелых, а он смеётся – тут дом молодых, а вы просто не там свернули! Когда, наконец,  добрались, главврач поначалу принял меня за сотрудницу собеса, стал везде водить, показывать, рассказывать. Помню старичков,  усевшихся под печкой, в ещё солдатских гимнастерках, на которых были пятна не отстиравшейся, наверное, ещё с войны  крови…

Это я сейчас на пенсии, а тогда жизнь бурлила -  у меня пять общественных нагрузок было. Перечислю те, что помню – народный контроль, местком, товарищеский суд, на котором наказывали провинившихся. Врачей за опоздания на работу, а обслуживающий персонал, бывало, и за воровство, как например, одного повара. Она прихитрилась «сэкономленные» продукты на «скорой» домой возить – сумка-то тяжёлая, но всё-таки попалась. Не знаю, может, с водителем не поделилась или ещё что. Но её не уволили, следили просто строго с тех пор. Была я и народным заседателем в суде городском. Так жизнь и шла…А сейчас из всей нашей большой семьи я одна осталась – самая старшая, а дольше всех на этом свете живу. Детей мне Бог не дал, а племянники есть, в гости последний раз прошлой весной ездила, так что не скучаю.

На финише неспешной беседы задал я Софье Петровне  и ещё один вопрос: если бы была возможность вернуть жизнь назад, что изменила бы в ней? Собеседница, почти не задумываясь, ответила – профессию. Стала бы врачом, так бы, наверное, людям больше помогла. А я подумал – кто же посчитает уже  спасённые ею -  почётным  донором России за все эти  годы –  человеческие жизни? Ведь это  лучшее доказательство того, что её  собственная жизнь даже  по самому строгому и высокому счёту сложилась так,  как нужно…

С Человеком с большой буквы общался Константин ИВАНОВ

Юбилей ветерана скоро будут отмечать в Завитинске. Его жителю Анатолию Николаевичу Кожевникову 23 апреля исполняется 95 лет. С его жизни,  без преувеличения,  можно писать биографию целого поколения. Поколения,  защитившего страну в годы Великой Отечественной,  а потом отдавшего все силы восстановлению и улучшению мирной жизни.

Анатолий Николаевич КожевниковРодился наш герой далеко от здешних мест – в городе Тамбове. Оттуда в 1939 году был призван в ряды Красной Армии и направлен во Владивосток,  где попал в школу младших командиров. «Стрелял я хорошо – и из винтовки,  и из автомата,  и из пулемёта Дягтерёва с двухсот метров точно в цель попадал»,-  рассказывает Анатолий Николаевич. Раз было так, что командир дал мне пистолет и,  подбросив фуражку вверх,  приказал открыть огонь. Из всех только я один и попал. А в  феврале 1942 года нас погрузили в эшелон и на Запад. Попал я сначала под Старую Руссу. Где в бою получил первое ранение – сквозное в правую руку. Потом Брянск, Москва, Орёл, Курск, Бахмач…Все города, деревни и посёлки, где пришлось сражаться, уже и не упомню. А вот своего первого языка взял в деревне Майоровка Черниговской области. Там до войны был сахарный завод, который немцы переделали под типографию, где выпускали листовки с призывом сдаваться в плен…Гляжу, идёт, вроде, наш солдат, но присмотрелся и понял, что что-то в нём не то. Остановил, отвёл в штаб сдал,  командованию, а спустя пару дней подходит ко мне генерал-полковник Батеев и вручает орден Славы I степени. Немец тот очень  важной птицей оказался, вот за наблюдательность  наградили и перевели в особый отдел. Я таких хитрых много переловил – всё вспомнить книгу можно написать, - смеётся Анатолий Николаевич. И повидать пришлось такого, что не приведи Бог…

Добавим, что отвага бойца была отмечена и орденом Красной Звезды.  Когда освобождали польский Люблин,Анатолий Николаевич - второй ряд, слева своими глазами видел, как фашисты людей перед рвом расстреливали, а потом в крематорий, видно, очень спешили свои злодейские следы замести, только вот не успели. Боевой путь ветерана продолжился в Белоруссии.  При захвате моста у города Пинск взрывом мины Анатолия Николаевича сильно контузило. «Когда очнулся – ни орденов, ни медалей на гимнастёрке уже не было,- сокрушается он,- а их ведь не восстановишь – один раз дают». Конечно, был госпиталь, а затем по боевой карте сержанта Кожевникова можно описывать освобождение Европы:  Прага,  Познань, Варшава…После победного мая 1945 последовала переброска в Среднюю Азию, а оттуда вновь как и в начале солдатского пути на Дальний Восток, но уже в Манчжурию. Финишной точкой долгой войны стал для Анатолия Николаевича 129 передвижной полевой госпиталь в городе Мудадзян. И должность ему доверили ответственную – заведующий складом. «Делал я подарки демобилизованным, кому что нужнее – отрезы ткани, китайские платья, рубашки, ремни, много чего было»,- качая головой, вспоминает он.

Анатолий Николаевич - слеваБыл у меня старшина из Винницы – здоровущий, настоящий великан. Так вот заказал он там русским мастерам эмигрантам сапоги пошить, ведь у него 49 размер был. Те всё чин по чину сделали, он их  в чемодан положил. Потом, когда нас перебазировали под Тамбовку, где сейчас дом престарелых,  решил он в них перед отъездом домой пощеголять, но вместо сапог там был… кирпич – стащил кто-то обновку-то…Когда начали искать, особисты взялись за меня, а я в жизни ничего чужого никогда не брал. Но таскают и таскают меня на допросы – признавайся, мол, всё равно раскопаем…Вижу, дело худо может обернуться,  хоть и не виноват ни в чём. Отпросился в Тамбовку и пошёл на рынок: брожу, гляжу, а что высматриваю, сам пока точно не знаю, но чувствую, что не зря я тут. Глядь, а у торговки одной сапоги моего старшины лежат – такой размерчик трудно не запомнить и не узнать. Подошёл к ней спросил цену, поторговался и говорю: никому не продавайте, я сейчас деньги дома возьму и вернусь. Только отошёл, а тут милиционер идёт. Я его остановил, объяснил в чём дело. Короче говоря, оказалось, что это мой помощник казённое добро  красть приловчился, а подельница продавала. Так старшина, аж, прослезился, когда сапоги ему вернули. А передо мной извинились, конечно, за подозрения. Вот так и вышло, что мне способности разведчика уже после войны для себя пригодились и выручили, – смеётся Анатолий Николаевич. В 1946 познакомился с красавицей Ольгой, которая стала его женой, а спустя два года семья переехала в Завитинск. В мирной жизни Анатолий Николаевич стал кочегаром на паровозе, потом 9 лет отработал главным кондуктором. Может быть, трудился бы там и дальше,  но супруге сложно было одной и с детьми,  и по хозяйству управляться – здоровье её было  сильно подорвано после того, как  ещё в Среднебелой, где она работала на почте, неподалёку взорвалась осколочная граната. Вот и  перешёл он   в ОРС сначала экспедитором, а потом,  когда и от таких служебных поездок пришлось отказаться – грузчиком. С тяжестями на «ты» Анатолий Николаевич был 22 года. «Попал я как-то в клуб железнодорожников, а у меня  там товарищ  гирями занимался и решил мне мастерство показать. Ну, в ответ и я ему тоже -  двухпудовкой «пожонглировал», так у него глаза на лоб полезли»,- смеётся мой собеседник.

Заметив, что я смотрю на немецкую трёхрядку, Анатолий Николаевич, опережая вопрос, сказал  - играю смолоду и до сих пор. И плясать люблю – в Благовещенске три раза призы на конкурсах брал. Но потехе час, а делу – время, а в нём наш герой большой мастер – и сапоги тачал, и балалайки с гармошками ремонтировал, и   по мебели столярничал, и    вёдра  делали, и  даже ножи. Да такие, что тогдашний директор завитинского хозяйственного магазина у него  на рынке их покупал, а не у себя на работе. Шли годы, подросли и стали самостоятельными людьми дети – самая старшая -  Тамара живёт сейчас на Украине в Мелитополе, Галина – на севере в Магадане, сын Евгений неподалёку – в Новобурейске, а Лилия и Людмила – в Завитинске, навещают регулярно, а внуков, правнуков и уже праправнуков и не сосчитать  сейчас  «Олюшку свою похоронил давно – два месяца до 80-ти не дожила…Эх, если бы не осколки и сейчас бы думаю жива была», - сокрушается Анатолий Николаевич. Но что поделаешь  - жизнь… Его трудовую книжку можно смело поместить в музее, как пример для подражания – ни много ни мало – 66 лет трудового стажа. Поэтому и почёт по заслугам особый – на юбилейный день рождения ждёт в гости   самого губернатора Приамурья. Поздравлять заранее, говорят нельзя, поэтому «Маршрутка» просто от всей души желает ветерану здоровья и ещё многих лет жизни, чтобы они были в радость…

Биографию поколения записал

Константин ИВАНОВ

Фото из личного архива Анатолия Николаевича

Она у них одна такая…

Галина Казадаева«… Приглашаем на посадку в автобус, следующий по маршруту Завитинск – Райчихинск. При посадке соблюдайте очерёдность. В первую очередь пропускайте пассажиров с детьми, инвалидов и престарелых…», - раздаётся через микрофон знакомый многим голос. «Маршрутка» ищет интересных людей для своих номеров, а они здесь, рядом.

Первый утренний автобус прикатил меня прямо к чайным угощениям от гостеприимной хозяйки завитинского автовокзала Галины Григорьевны Казадаевой. Пока я сладости жевала, успела отметить для себя, что эта женщина за минуту делает сразу несколько дел – и билеты продаёт, и   автобус отправляет, и по телефону кого-то консультирует, как куда позвонить и как куда проехать. Прямо, как в справочном бюро. «Мне не тяжело, язык не отвалится сказать», - говорит Галина Григорьевна. Знают это, видимо, не только в городе, но и в районе. При мне она сняла трубку телефона, а на том конце провода голос женщины: «У меня что-то со связью, перезвоните мне, пожалуйста, нужно проверить». Не вопрос, она перезванивает: «Ну что,  идёт гудок?…». А сельчанка благодарит: «Да, спасибо, вроде в порядке…» Хотя…, причём здесь автовокзал?

Немного освободившись, Галина Григорьевна присоединилась к моей компании и поведала немного о себе.

Награды«С детства мне полюбились всякие счётные дела. Жили мы семьёй в Новоалександровке Тамбовского района. Нас было семеро у родителей, я предпоследняя. Как только в школу пошла, так мама сразу  мне доверила кошелёк с защёлкой и поручила в магазины бегать. Всегда наставляла: “Тилько гроши нэ потеряй…”А позже, когда окончила бухгалтерские курсы, отец подарил мне счёты и предупредил: “Галя, только ты честно работай, чужие гроши не бери».

Вот и шагает Галина после отцовского наставления по жизни, взяв с собой в напарники честность и не только…

Первый свой трудовой опыт начала нарабатывать в транспортном экспедиционном агентстве при автовокзале Тамбовки. Там же встретила своего будущего мужа Владимира, молодого и красивого.

«Работал он тогда водителем на маршруте Завитинск – Благовещенск. Он и привёз меня сюда. И как с 71-го переступила порог этого вокзала, так и по сей день здесь – это мой второй дом. А с моим Володей мы уже 44 года».

Трудно поверить, что то, о чём рассказала мне Галина Григорьевна дальше, увы, было в её жизни. Супругов постигла беда. В один год при разных обстоятельствах они лишились сразу двух своих сыновей. Старшему Виталию было бы сейчас 44 года. Окончив ДальГАУ, он женился и подарил маме внучку Олю. Младшему Дмитрию исполнилось бы 36 лет. Он на тот момент одновременно преподавал в школе и учился на третьем курсе в пединституте.

Удивительно, но смогла преодолеть мать эту, казалось бы, невосполнимую потерю. Всю свою материнскую любовь она перенесла на внучку Олюшку и единственную  любимую невестку Марину. Ради них и живут они сейчас с мужем.

«Оля, как и папа, учится в ДальГАУ, только на факультете государственного муниципальногоНа рабочем месте управления. Говорит мне: “Бабушка, я тебя никогда не брошу, булечка моя, ты ещё будешь мной гордиться. С детства она здесь со мной на вокзале, всему научилась, даже может сейчас и подменить, когда мне нужно убежать по точкам с газетой, например. Моя Мариночка, наверно, самая лучшая невестка. У нас с ней очень тёплые отношения”.

Да это и не удивительно, Галина Григорьевна создаёт вокруг себя атмосферу теплоты, дружелюбия и неравнодушия, причём не только к родным, но и к окружающим. Как рассказали мне её коллеги и знакомые, сидит она на своём рабочем месте до последнего пассажира, а не до момента, когда стрелки часов укажут, что пора домой, переживает за каждого, чтобы все уехали без проблем и каких-то заминок. А ещё небезучастна она и к трудностям своих пассажиров. Вот, к примеру, что вспомнила сама  героиня: «Не могла я просто пройти мимо одной бабушки из села, попыталась ей как-то помочь, успокоить. Дело в том, что дочь позвала её жить к себе. Она продала всё, покинула своё насиженное, привычное  место, поехала… А там что-то не сложилось, пришлось вернуться…в никуда. Как здесь останешься равнодушной?»

Под опёку этой женщины попадают и местные бомжи. И согреет она их зимой, и накормит. А ещё любит хозяйка вокзала воспитывать непутёвых пассажиров. К примеру, часто одна молодая подвыпившая мамаша отправляет свою 8-летнюю дочь к бабушке в Райчихинск, а сама пускается в тяжкие… И приходится Галине Григорьевне отчитывать горе-мать за безответственность.

Ей надо всё и везде, даже если это выходит за пределы автовокзала. Когда городской транспорт был передан в ведение рынка, она старалась подсказать и показать новичкам, как нужно работать прибыльно, не упуская из виду «зайцев». Как-никак опыт за спиной есть. По рассказу героини, в свой выходной день она поехала по одному из маршрутов кондуктором и привезла немалую выручку.

Жилка общественного деятеля заработала у моей энергичной собеседницы ещё со школы, где Галя была избрала секретарём комсомольской организации. Затем много лет она активно участвовала в разного рода мероприятиях, являясь членом городского женсовета. Была она и заседателем народного суда. Как вспоминает Галина Григорьевна, случалось, когда не могла сдерживать слёзы, настолько жалко ей было обвиняемого…

Пока Галина Григорьевна, оставив на своём месте стажёра, убежала по делам, я, времени зря не теряя, позвонила в управление автовокзалами области с целью услышать мнение об их работнике. Специалист отдела кадров Зоя Петровна Отрутько, кажется, расплылась в улыбке, услышав фамилию сотрудника: «Всё, что можно сказать хорошего, это о ней… Переживает за всех, к подчинённым по-доброму относится, но вместе с этим, требовательная. Вообще, очень порядочная. И, кстати, 1 июля будет 40 лет, как она в нашем управлении. Это, пожалуй, самый наш стабильный и старейший работник».

Слова специалиста подтверждают многочисленные награды, которые Галина Григорьевна хранит здесь, у себя на рабочем месте. Тут и почётная грамота ко Дню автомобилиста, и медаль «За трудовую доблесть», и нагрудный знак «Почётный автотранспортник» и др. Кроме того, её портрет трижды украшал доску почёта Амуравтотранса и не один раз объединения автовокзалов. 

А вот, что о ней говорит соседка Софья Петровна: «И дома порядок, и на работе успевает. Очень гостеприимная и проворная моя соседка. Сколько лет живу с ними в одном доме, никогда не ругались. Советы по садоводству и огородничеству раздаёт всем направо-налево. Они ведь с мужем ещё те дачники-любители». 

Дачный участок, по рассказу самой героини, достался им вместе с квартирой, которую молодым супругам в те далёкие годы выделило пассажирское предприятие. Чаще на нём сейчас трудится муж Галины Григорьевны, уж очень любит он, по её словам, в земле покопаться.

Прогулялась я в отсутствие любимицы пассажиров по рынку, зашла в один из магазинов. Продавец одного из отделов поделилась: «Не представляете, как она газету вашу продаёт! Она так её предлагает людям, что думаешь, если не купишь, ты… пустой человек, ничего не знаешь, ничем не интересуешься…»

Теперь, поближе познакомившись с этой женщиной-батарейкой, я не сомневаюсь в этом.

Сижу на автовокзале, смотрю, возвращается. Вроде же должна быть налегке, ведь газеты все по точкам разнесла. Ну, нет, что вы. Тащит какие-то две тяжёлые сумки. Увидела бабушку-пассажирку с неподъёмной ношей, тут же подхватила её… Та, давай благодарить её конфетами, еле уговорила взять. И снова перед дорогой усадила меня Галина Григорьевна чай пить с теми самыми конфетками…

Ожидая обратного рейса на Райчихинск, не могла не поинтересоваться мнением о моей собеседнице у тех, кто также хорошо её знает – это водитель автобуса Лёша и кондуктор Валя.

- Шабутная она, кипешная…, - так коротко, но по-доброму отозвался о Галине Григорьевне Алексей.

- Боевая она… Внучку поднимает с самого раннего детства. А та называет её ласково: «Бусенка моя, булечка моя», - добавила Валентина.

В её огромном сердце любви, внимания, заботы хватает на всех. Вот и пассажиры, чуть ли не в один голос вторят друг другу: «Она у нас одна такая…»

Людмила ШАНДРА

Фото автора

 

 

Сообщи новость!

Вы можете сообщить нам свою новость, прикрепив файл с текстом новости в поле ниже. Поля, отмеченные * обязательны для заполнения!

Ваше имя:*
Пожалуйста, заполните поле!

E-mail:
Пожалуйста, введите корректный E-mail!

Ваш телефон:
Пожалуйста, заполните поле!

Прикрепите файл:
Пожалуйста, приложите файл с текстом статьи.

Комментарий:
Пожалуйста, заполните поле!

Введите число с картинки*